Штукенброк-Зенне

Готовясь к нападению на Советский Союз, в мае 1941 г. вермахт приступает к строительству шталага в Шлос-Хольте-Штукенброк (между Падерборном и Билефельдом). Официально лагерь называется «Шталаг 326 (VI K)». Сначала строится жилье для охранного персонала. Когда 10 июля 1941 г. на станцию Хёфельхоф прибывают первые военнопленные – более 7000 человек, – для них нет ни жилых построек, ни санитарных условий. Пленные предоставлены сами себе. Они выкапывают землянки и сооружают укрытия из того, что найдут. Потом в лагерь привозят деревянные бараки, которые пленные должны собирать своими руками. Такие бараки раньше использовала так называемая «Имперская служба труда», которая существовала с 1935 г. Молодые парни, а позже и девушки, проходили шестимесячную трудовую повинность за минимальную оплату – в целях укрепления немецкой экономики и воспитания молодежи в духе национал-социализма.

Землянки в Шталаге 326 (1941 г.) © Автор фото неизвестен, документальная коллекция Мемориала «Шталаг 326 (VI K) Зенне»

Снабжение катастрофическое. Кормят так плохо, что военнопленные скоро оказываются на грани истощения. Печальной известностью пользуется «баланда» – водянистый суп, которым вермахт кормил солдат Красной армии: мутная вода с несколькими кусочками зачастую уже гнилой моркови, брюквы или – иногда – картофеля. Постоянное недоедание наряду с ужасными гигиеническими условиями приводит к вспышкам эпидемий. Начинается массовая смерть.

Со временем в лагере складывается иерархия. Немцы используют межнациональные конфликты стран Советского Союза в своих целях: они отделяют украинцев, белорусов, эстонцев, латышей и литовцев от русских и выбирают среди них подходящих пленных для работы «лагерной полицией». «Полицейским» выдают форму и дубинку, кормят их лучше. Бывшие пленные вспоминают, что эти «полицейские» были особенно жестокими. Существуют фотографии, на которых видно, как они расправляются со своими соотечественниками.

Рабочие команды

Шталаг 326 обеспечивает густонаселённый регион с развитой промышленностью дешевой рабочей силой. Каждый третий военнопленный, угнанный в Германию на принудительный труд, прошел через этот лагерь в 4-м военном округе. Сразу после регистрации узников распределяют по всей Рурской области. Почти во всех отраслях – в горнодобывающей и сталелитейной промышленности, а также и в сельском хозяйстве – работают «русские бригады», ведь большинство немецких мужчин мужчин – на фронте.

Сопротивление в лазарете

Кто получил травму при работе или по другим причинам неработоспособен, того отправляют обратно в шталаг. Лазарет, в котором работают сами же военнопленные, плохо оборудован. Зато, как и в других лагерях, например в Берген-Бельзене или в Цайтхайне, там формируется группа сопротивления. Почему именно здесьв лазарете? Потому что немецкие охранники, опасаясь заразы, редко заходят в палаты, и пленные часто остаются без наблюдения. Заговорщики – здесь в первую очередь нужно назвать главных врачей И. Г. Алексеева и Г. М. Матвеева – помогают прятать людей и снабжают их фальшивыми документами. Они накладывают гипсы на здоровые руки и ноги, чтобы дать изнеможенным пленным передохнуть. Кроме того, они тайно передают информацию в разные рабочие команды и в соседний лазарет в Штаумюле. Таким образом, медицинский персонал знает о ходе боевых действий.

2 апреля 1945 г.: «самоосвобождение»

Подпольщики знают, что дела для немецкой армии обстоят плохо. Когда в конце марта приближаются американские войска, в немецкой администрации лагеря разгорается спор, как быть: эвакуировать шталаг, сдать его без боя или наоборот – защищать. Так и не сумев принять решение, вермахт фактически становится недееспособным. Пользуясь этим моментом, группа сопротивления берет управление лагерем на себя – без особого сопротивления со стороны охранного персонала. Когда американские освободители 2 апреля 1945 г. входят в лагерь, группа уже приступила к организации обеспечения около 1500 больных. В общей сложности в лагере находятся 8610 человек – все на грани истощения. Американцы снимают фильм, в котором в основном видны бывшие пленные при поиске съедобного или за едой: первым делом они штурмовали кухонный барак. Американский военный журналист Джон Меклин пишет в статье «How Nazis Starve War Prisoners» («Как нацисты морят голодом военнопленных»), опубликованной 4 апреля 1945 г. в газете «Chicago Sun»:

«Даже если американцы, побывавшие сегодня здесь, ещё не испытывали ненависть к немцам, то теперь они, наверняка, её испытывают. Американцу трудно понять, как такое место вообще может существовать – грязное, убогое место, настолько отвратительное, что некоторые наши солдаты были не в силах подавить чувство тошноты. […] Это то место, о котором нужно будет вспомнить, когда нацизм призовут к ответу…»

Фото для прессы, сделанное войсками США в день освобождения Шталага 326, 9 апреля 1945 г. © Автор фото неизвестен, документальная коллекция Мемориала «Шталаг 326 (VI K) Зенне»

В этой ситуации лагерная охрана выходит на встречу американцам и добровольно сдается в плен: солдаты вермахта опасаются мести бывших узников и надеются, что так они будут в безопасности.
Вскоре после освобождения бывшие узники своими силами устанавливают у братских могил обелиск с надписями на трех языках. До ликвидации шталага в конце июня 1945 г. администрация остается в руках советских войск. Теперь тут готовят военнопленных к возвращению на родину.

В общей сложности через лагерь проходят более 300 000 советских военнопленных. В ходе войны там побывали и военнопленные из Франции, Бельгии, Польши, Сербии и после 1943 г. – из Италии. Около 65 000 военнопленных, почти все из них красноармейцы, умерли от голода, болезней или истощения. Братские могилы сохранились до сих пор. Их 36, каждая из могил длиной свыше ста метров.

Братские могилы, 1945 г. © Автор фото неизвестен, документальная коллекция Мемориала «Шталаг 326 (VI K) Зенне»

weiterlesen